23:40 

Для и.р. Нолофинвэ, Ветронома и Финьо

Sky_sw
Your gift keeps on giving (с)
Гибель Нолофинвэ. Кусочек взят из моей "Тенгва "malta". Частично неканонично, но все же повешу.
*
Отец сидит за столом и пишет.
Уже издалека я вижу, что почерк его угловат и прижат к невидимой строке.
Отец зол.
Я подхожу и молча сажусь в кресло по другую сторону широкой темно-красной столешницы. Не поднимает взгляда от страницы. Широкий, легко и тонко свитый венец на его голове колко блестит, отражая белое туманное небо за окнами Барад Эйтэль. Перо шуршит по бумаге без промедлений - отец пишет, не взвешивая слов, и время от времени резким, злым движением обмакивает, почти втыкает его в горлышко чернильницы.
"Письмо из Химринга?"
Он не отвечает, но я вижу, как в одну секунду неуловимо напрягаются скулы и лоб.
"Да".
Пауза.
"Первый дом не даст войска".
Я выпрямляюсь в кресле.
Этого не может быть.
"Решение окончательное?"
"Да, если армию поведу я".
Что?!
"Твой любимый кузен пишет, - отец коротко окидывает меня взглядом, и на мгновение мне кажется, что за столом сидит Феанаро, - Что это, видите ли, их война. Что планы всех маневров и наступлений должны остаться за Первым домом. Что здесь он отказывается подчиняться Барад-Эйтэль".
"Подожди... Нет, это какая-то ошибка, - я поднимаюсь и зачем-то иду к стеллажу со свитками. Разворачиваюсь. Возвращаюсь к столу, - Я прошу, не пиши ответ, пока я не вернусь".
Отец хмурится и наконец поднимает на меня глаза.
"Откуда?"
"Из Химринга".
Он делает предупреждающий жест рукой.
"Я еду сейчас".
Я отворачиваюсь и быстро иду к двери, лишая его возможности возражать. Останавливаюсь в дверях, смотрю на него уже оттуда - он сидит на свету и молча глядит на меня, по привычке своей, слегка выпятив вперед челюсть, решая, стоит ли мне возражать.
"Отец, я очень тебя прошу, не заканчивай это письмо".

Он меня послушал. Когда, спустя полторы седьмицы, я ввалился сюда и рухнул на его место, не помня себя, не зная, какой сейчас день и время суток, судорожно пытаясь сообразить, что же теперь делать, оно все еще лежало на столе, оборванное на полуслове.
***
Это был первый и единственный раз, когда я его ударил. Брат сидел за письменным столом, равнодушный, гладко причесанный, и что-то меланхолично вымерял на разложенной перед ним карте континента. Услышав хлопок двери, поднял глаза.
Молча, не говоря ни слова, я в две секунды прошел пустой зал, схватил его за ворот и выдернул из кресла.
"Это вы с Курво написали письмо?"
"Нельо, остынь!"
Он возмущенно попытался отпихнуть меня и вырваться, но я только выволок его из-за стола и с размаху прижал спиной к голой каменной стенке.
"Туркафинвэ Тьелкормо, я отлично знаю, что это ты написал письмо в Барад Эйтэль!"
Лицо у брата в ответ дернулось от подступающей ярости и он придушенно выдавил:
"Да, если ты так хочешь это слышать".
Я задохнулся, но не успел ответить.
"Ты хочешь, чтобы этот холеный любитель мрамора командовал нашими войсками? - Турко глядел мне прямо в зрачки, - Тебе мало короны, ты планируешь еще и один из Камней ему отдать, когда мы войдем в Ангбанд и возьмем их?!"
Вот тут мне показалось, что вокруг все стало красным. Я рывком оттащил брата от стены, выпустил и кулаком, со всего размаха ударил в челюсть. Он врезался спиной в каменную кладку и обрушился на пол.
"Нолофинвэ погиб!"
Турко вскинул голову, я снова схватил его и рванул вверх.
"Нолофинвэ поехал к Тангородриму в одиночестве, у ворот бился с Морьинготто и погиб!"
Я опять поволок его на середину комнаты, окровавленного, онемевшего, но вместо того, чтобы еще раз ударить вдруг почему-то выпустил и оттолкнул от себя.
"Уезжай в Нарготронд. Сегодня".
Я сказал это уже в дверях, не глядя на него, и закрыл за собой дверь.
***
Я видел, как ему на голову возлагали корону. Это было одну луну спустя после того, как дозоры доложили, что случилось с его отцом.
Зал в Барад-Эйтэль всегда был очень светлым - вот и сейчас солнце валится сюда сквозь стрельчатые окна огромными косыми столбами. Все места, восьми рядами восходящие к стенам вкруг зала, заняты. Троны пусты. Я сижу на первом ярусе, и ступнями упираюсь в узорчатый мраморный пол. Сквозь подошвы тонких сапог тянет холодком.
Вокруг почти все молчат: за спиной и через разделяющее две половину зала пространство мне слышно и видно всего несколько очагов тревожных бесед вполголоса. Я не ловлю взгляды, но знаю, что множество глаз смотрит сейчас именно на меня. Что ж.
У дверей начинается какое-то движение, я поворачиваю голову и вижу, как раскрываются узкие и тяжелые дубовые створы. В зал входит старший советник с короной на подушке и Финдекано - вслед за ним. Внутри что-то болезненно дергается, но я не позволяю себе отвести глаза.
Финдекано очень гладко и очень ровно причесан и бледен, как беленое льняное полотно - одни глаза обведены темным. Длинный и широкий парадный плащ волочится за ним и даже вокруг него по мраморному полу, пока он размеренно, словно взвешивая заранее каждое производимое движение, идет к тронам. Шаги мягки, но зал провожает его взглядами в полной, звенящей тишине.
Наконец, обе фигуры останавливаются. Все поднимаются на ноги. Я - тоже.
"Лорд Финдекано Астальдо Нолофинвион, сын короля Второго дома, наследный принц народа нолдор, второй правитель Хитлума, - советник бесстрастно следует формуле передачи власти, заданной, в том числе, и мною, - Принимешь ли ты ныне, третьего дня месяца сулимэ, 456 года Первой эпохи, венец и трон? Пришел час тебе вступить в свое наследие, ибо власть по праву должна перейти к тебе".
Финдекано наклоняет голову, и по его стянутым черным волосам проскальзывает яркий блик.
"Я принимаю венец, трон и власть, Ламбэлин Астарнион старший советник Второго дома".
Его собеседник чинно кивает, потом высоко поднимает корону в обеих руках и возлагает ее на голову Финдекано. Тот выдыхает, потом с некоторым трудом распрямляет шею и плечи, будто венец тяжел, поворачивается и по ступеням подимается в трону. Не задержавшись взглядом на своем кресле по правую руку от королевского, в котором теперь будет сидеть Эрейнион, садится и кладет руки на подлокотники. Все в зале склоняют головы. Финьо мраморный, и никого вокруг он, кажется, уже не различает. Я сознательно не касаюсь его ни одной мыслью. Все разговоры будут потом. Позже.

@темы: вролинг

   

"Сегодня не будет смерти"

главная