00:20 

Я сделал это!!

"Просто мы на крыльях носим то, что носят на руках."
Для Финвэ Нолдорана
Теленис - Тирион
Этот город не опустел,
И не немы его ступени.
Этот город, как прежде, бел,
И знамен не коснулись тени.
И над площадью высоко,
Где трава между плит клонится,
Глянув в небо, узнать легко –
Это те же вернулись птицы.

И родник у дверей во мглу,
Где отец мой Король смеялся,
В море тихо унес золу
И собою самим остался.
А во мглу проникает день,
В гобеленной проснулись ткани,
И отец мой Король их тень
Гладит светлой и твердой дланью.

И отец мой Король – он ждет,
С той же радостью и величьем,
Будто кто-то уже идет
В дом с победой без прежних кличей,
Только с именем Короля,
Чтобы пела под сапогами
Гавань черного корабля,
Осиянная прежде нами.

Где-то там и твоя звезда,
Ты, кто песню начнет сначала,
Ты, не видевший никогда,
Как над миром заплакал Вала.
Это голос не мой поет,
Но, клянусь не моею песней, –
Белый Тирион не падет,
Пока лорд его не воскреснет.

Для Куруфинвэ Фэанаро Финвиона
(с) - спросить у Нерми
Что мне сказать? Предан,
Предан тобой – дважды.
Предан тобой – каждый.
Не виноват?...Как же!
Сколько смертей – видишь? –
Из-за тебя тоже.
Вмерзли мечи в ножны,
Слезы и кровь – в кожу…
В крошево льдов этих
Сердце мое вмерзло.
Отогревать – поздно.
Там я его бросил…
Бросил – забыл – выжил.
Мертвых тела – тоже
Просто уже ноша.
Я не скажу больше:
«Предал меня брат мой…»

Для Нельяфинвэ Майтимо Руссандола Фэанариона
(с.) Хил
Если я потеряю покой - я останусь собою:
покой - это не я.
Если я потеряю дом - я останусь собою:
дом - это не я.
Если я потеряю любовь - я останусь собою:
сердце - зачем ты мне?
Если я потеряю родных - я останусь собою:
жизни - гореть в огне
Если утрачу вечность - останусь
миг - это вечность в бою
Если утрачу голос - останусь -
сталью спою
Если я потеряю хоть каплю
света, что стекла в далеком городе плавит -
я потеряю себя.
Я - это память.

Для Канафинвэ Макалаурэ Фэанариона
Арандиль (Алан)
Eala Earendel engla beorhtast
ofer Middengeard monnum sended!
(Doegmund)
Ты идешь по песку, и песок заливает следы.
Будто не проходил, будто некуда и обернуться.
И светлейший из ангелов с чашею, полной звезды,
С золотистым Граалем - глядит и не просит вернуться.
И куда возвращаться - в себя же, в белейший чертог,
Где внутри в темноте гобелены стекают со стен, и

Смотрит в купол разрушенный всепонимающий Бог,
Прямо с неба - сюда, где никто не склоняет колен.
Но зачем их склонять, ведь душа все стоит на одном
С дня присяги, хоть верность - не знаю, спалил ли, сберег ли.
Ты давно целовал этот меч - что же льдом и огнем
Он все жжет твои губы, что в ветре имен пересохли.
Прикрывая лицо, обожженное юной звездой,
От ее беспокойной улыбки в безветренном своде -
Видишь, ветер с тобой, видишь, Эру и что-то с тобой -
Я названья такому не знаю, и не о свободе
Стоит в мире молить: каждый - ленник и пленник звезды,
Даже сам этот ангел навеки сковал себя светом,
В его небе безветренно, или там бури и льды -
В твоем мире светает, и слезы твои не об этом.

Для Туркафинвэ Тьелькормо Фэанариона
Морваэн - Аглон
En la voz entrecortada
van sus ojos -
lo negro
sobre lo rojo.
F.G.Lorca

Слышен в высоком зале
голос струны бессонной:

- Долго тебя искали,
мерили ратью конной
серых путей молчанье,
хмурое бездорожье,
звали тебя, кричали,
а отыскать - не можем.
Где же тебя найти нам?

- Сердце мое не бьется.
В каменной паутине
свитой на дне колодца,
в горькой воде подгорной,
в зале подземном, темном,
станет мой голос черным,
станет мой дух бездомным.

- Меченый знаком стали,
ждать ли тебя обратно?
Руки мои устали,
речи твои невнятны.

- За море шел четвертым,
многих увел с собою.
Ныне лежу я - мертвый,
рядом - другие двое.
Здесь мой огонь низложен,
здесь завершаю слово.
Грудь моя - вместо ножен
для острия чужого.

- Ветер ушел с тобою,
полночь - тебе невестой.
Нет нам теперь покоя -
воля твоя известна:
от серебра с лазорью
ждать вестей бесполезно -
к морю уходим, к морю,
к морю ведем железо.
К устью реки багряной,
где хоронится ныне
пламень златосиянный,
пламень нашей гордыни,
где над обрывом белым
птица крыла простерла...

- ...Холодно жить без тела.
Ночь подступает к горлу...

- ...где над святым обетом
время смеется нагло.
Нам не дождаться света.

- Мне - не вернуться в Аглон.
Теперь.

Для Куруфинвэ Атаринкэ Фэанариона
у меня написано, что Ханна
Мне некогда. Мой брат убит мгновение назад.
Опять проклятый этот нрав швырнул его вперед.
Я гнался следом, я охрип, я звал, в крови скользя,
Куда там! Он же ничего не слушает и прет.
Теперь свободен. Этот груз с моих свалился плеч.
Исчезла тяжесть, что уснуть спокойно не дает.
Не надо больше объяснять, удерживать, стеречь.
Мой старший брат? Мой младший сын, безумие мое!
Единый, что я говорю?! Куда он там один?
Ему и в Мандосе недолго вляпаться в беду!
Ну, ладно. Кажется, сойдут и эти, впереди.
Я что-то задержался здесь. Прости. Уже иду

Для Морьофинвэ Карнистиро Фэанариона
Морваэн - Namna Ercassiono
...горе погибшим, горе предавшим, горе ушедшим на ложный свет,
горе безжалостным и бессловным, горе тому, кого уже нет,
горе отдавшим душу во тьму, и горе сгоревшим черным огнем -
но дважды и трижды горе тому, кто ради чужого забыл свой дом!
Море лежит холодной завесой, море скрежещет о грудь камней,
мы добивались своей победы - и что прикажете делать с ней?
Мы дождались чужого прощенья, нам отворили небесный свод -
но горе тому, кто поверит чужому - и дважды тому, кто за ним пойдет!

Мы остаемся в этой земле, где воды светлы, а ночь холодна,
в камне по грудь, по колено в золе, испив все то, что могли, сполна,
мы остаемся на перепутье меж сушей и морем, меж светом и тьмой -
мы остаемся в этой земле, и нас не следует звать домой.

Каменный свод исчертив железом, мы воздвигаем свои врата -
ложе реки рассекают стены, реке по вкусу их высота -
река ласкает седые камни, и в шелесте легких ее шагов
мы слышим признание нашей веры, и не отвечаем на дальний зов.
Белые стены иного града, белые башни его пусты -
ты уходил, чтоб вернуться завтра, но тот, кто вернется - уже не ты,
в белой ночи мы звеним металлом, пасмурным днем мы вершим свой труд -
мы, кого ждали чрезмерно долго, мы, кого больше уже не ждут -

мы остаемся в этой земле, и эта земля принимает нас,
уголь, когда-то бывший алмазом - но вряд ли кого согреет алмаз,
а черная плоть окутана светом, и жаркий огонь пылает в сердцах -
мы долго слушали старших братьев - теперь мы можем слушать Отца.

Покуда ночь остается ночью, покуда день остается днем,
покуда смутами мир клокочет - нам есть, чем жить и что делать в нем -
покуда мир на куски расколот - в кольце из вечно сплетенных рук
звенит, звенит мой бессонный молот, выковывая из металла круг.

Для Питьяфинвэ Амбарусса Фэанариона
от Нерми
Амбарусса - как камнем в спину...
Обернулся - я привыкаю.
Амбарусса, а память стынет,
Выдувается сквозняками
Между клятвою и любовью.
Амбарусса или Умбарто -
Отвечаю я за обоих,
Потерявший отца и брата,
И разгадывать не пытаюсь,
Что за тень им глаза застлала -
Отчего до семи считают,
Если шестеро нас осталось.

Для Телуфинвэ Амбарто Фэанариона
От Нерми
Это было, что сон наяву:
Темно-рыжего пламени пляс,
Как волос твоих темная медь.
Я зову
В сотый раз:
- Брат, ответь!
Я склонялся над зеркалом льда,
Я заглядывал в толщу воды,
Я земную расспрашивал твердь -
Ни следа,
Только дым.
- Брат, ответь?
Значит, больше не двое – одно,
Притяженье обугленных душ
И одна – разделенная – смерть….
Решено,
Я дождусь.
- Брат, ответь…

Для Нолофинвэ Аракано Финвиона
невтемно, в последний момент, хорошо, что не пригодилось.
(с) Йольф
...и даже век спустя
Припомнится в бреду,
Как реял синий стяг
Над пропастью во льду.
Рыдание и смех
Нам выстелили гать,
Мы пережили тех,
Кем собирались стать.
Мы погребли - внахлёст -
Надежды и тела,
Мы обрели полёт
Где жаждали тепла.
Мы выросли из нас,
Присвоили права:
Одни - не вспоминать,
А те - не забывать.
Кто вырастил сады,
Кто выстроил свой дом,
Но здешние труды
Я поверяю льдом.
И дни мои светлы,
И ту же сотню лет
Мне не хватает мглы
И выбора во мгле,
Хрустальной простоты,
Небес, сменивших масть,
Бессмертия впритык
С желанием упасть,
Чужих разжатых рук
И безотчетной лжи:
Пусть мой погибший друг
Прикинется, что жив.

Для Финдэкано Астальдо Нолофинвиона
Музыкой навеяло
"...who fell at last in flame of swords
with his white banners and his lords."
Leithian, VI
Где же мы были, что же мы раньше делали? -
Соком древесным, светом, корой и листьями...
Бьется над башнями белое знамя, белое,
Гибель твою не желая принять за истину.

Не отступали мы - пали, неупокоены,
Рядом - и миги последние были схожими.
Белое небо Хитлума так устроено,
Чем-то всегда на знамя твое похожее.

Там, где мы прожили, отгоревало прежнее,
Где прорастали мы - травы взлетели пламенем.
Видишь, над башней облако белоснежное?
Я объявляю его королевским знаменем.

...Так и дошли, догорая, но до предела мы,
Так и взлетали пеплом - непобедимые...
Белое знамя, белое пламя, белое -
То, на двоих одно и на всех единое.

Для Турукано Нолофинвиона
Антрекот
* * * *
Отзовись, мой город на откосах и склонах,
где весенняя рябь маслин,
протянись прибрежным письмом соленым,
многослойной осыпью глин.

Отзовись, мой город за северным кряжем
у подножия ледника,
где зима щеголяет цветным плюмажем
и летит по небу строка.

Отзовись, моя крепость, до половины
облака твои сожжены
и утратило путь в темноте долины
время осени и войны.

Отзовись. Колеблется свет придонный,
солончак блестит как стекло –
но, заметив огонь в проеме оконном,
я уже не назову тебя Тирионом,
потому что лето прошло.

Для Арэльдэ Ар-Фениэль
от Нерми
По-моему, смерти нет: сияющий белый камень,
Сияющая над ним небесная синева,
Холодный голос ее, высокий и ломкий - "Amon
Gwareth" - и у меня кружится голова.
Как сладок в ее устах напев языка чужого,
Как страшен в ее глазах слепящий нездешний свет!
Смыкается за спиной глухой и невнятный говор -
Но слышу ее одну - и знаю, что смерти нет.
И меньшего не сыскал, и большего - не сумел я,
Читая свою судьбу в сплетении голосов,
Но все-таки смерти нет - есть вечное: "Eol, meldo!"
Потерянное в тени далеких моих лесов.

Для Маэглина Ломиона
Арандиль, Обескровленный город, фрагмент
И когда среди дня опустилась ночь,
К ней никто еще не был готов:
Ни один из них не увидел всех звезд,
Не вырастил всех цветов.
И еще неисправленной неправоты
Ни один не увидел всей.
Так к чему удивляться, что в городе их
В час ночной не нашлось дверей?..

Для Аракано Нолофинвиона
от Нерми
Прощанье… Аракано! Заметает снег следы,
Где каждый шаг – отказом от уступок.
Как руки не потягивай – лишь клочья темноты.
Перевернулся полый неба кубок.
Прощенье. Аракано! Руны выбиты на льду.
Намариэ. Безжалостно. Нелепо.
Но в сумрак гематитовый прорвётся крик: дойду!
И – вера – через лёд – травинкой в небо.
Те руны не сотрёт весна. А я – совсем один,
Как выбитое днище из стакана.
…Замёрзни, память, моя память – крики, шёпот льдин,
Где имя – словно титул – Аракано.

Для Ангарато Ангамайтэ Арафинвиона
Варвэндэ - Ожидание
Серое небо… Ард-Гален… Колеблются травы,
Путь преграждая еще не отпущенным стрелам.
И, под собой погребая неверных и правых,
Время надежд осыпается пылью горелой.
Сколько вас здесь, опаленные пламенем души?..
Эта дорога – поистине – стала в бессмертье.
Это – предвиденье вновь выползает наружу.
Ждешь ли ты в спину удара – решит кто-то третий.
Что же – кружись легким пеплом в бессмысленном танце,
Слышишь – поводья коней отпускает эпоха.
Это не Запад, а Север окрашен багрянцем.
Серое небо… Ард-Гален… Ни шага… Ни вздоха…

Скоро гроза облака золотистые вспенит –
Время легенд не дружило с безумными снами.
Ветер крадется по теплым от солнца ступеням.
То, что Судьбой назовут, мы придумали сами.

Для Айканаро Амбарато Арафинвиона
Эйлиан
ФИНРОД - АЭГНОРУ
«Брат, в твоем ли голосе страх?
Я люблю ее, слышишь ли, брат мой?»
Фирнвен, «Баллада о Яром Пламени»
Ты в полумраке смотришь на меня
И ждешь решенья, словно приговора.
Вот только жар сердечного огня
Не погасить ни брату, ни сеньору.
Мой младший брат. Мой преданный вассал.
Ты, в первый раз готовый взбунтоваться,
Сейчас боишься сам себе признаться,
Какого приговора ожидал.
Ну что ж, молчи. Ты знаешь, Айканар,
Что выбора Судьба не даровала:
Вас разметает гибельный пожар,
А времени осталось слишком мало.
Но как же больно самому себе
В недолгом счастье отказать решиться!
Сеньору-брату проще подчиниться.
Но нет - не волен я в твоей судьбе.
Как знаешь сам, решай, твори, живи -
Не мне судить сердечные веленья:
Я тоже отказался от любви…
Ну что ж, ты принял горькое решенье.
Тебе - навек Чертогов тишина,
Ей - путь в мирах, а мне - тоска земная.
Ты выбрал, брат. Я выбор принимаю.
Вот только примет ли его она?..
Как ясно вижу я в твоих глазах,
Что скоро ветер пепел твой развеет…
Что ты погибнешь в северных горах,
А я к тебе на помощь не успею…
Кто может заглянуть за окоем,
Остаться мудрым в мире искаженном?..
Но знаю я, что в Арде Возрожденной
Мы вновь своих любимых обретем.

Напишите, плз, как оно вам и персоажам пришлось, мне важно.
Если кто хочет еще - пошли в личку, кину папочку "для Ниэнны" :)
Отчет - будет.

Комментарии
2009-07-12 в 00:50 

Nermi
Сам себе трава.©
Фэанаро - это Йольф; для Амбаруссар и Арэльдэ - Ханна; Аракано - Лаймэ.

2009-07-12 в 01:06 

Marven
Душа страшней меча. (c)
Белые стены иного града, белые башни его пусты -
ты уходил, чтоб вернуться завтра, но тот, кто вернется - уже не ты,

Мерзавец... ><
По больному же снова... Правда уже другому персонажу.

2009-07-12 в 01:10 

Sky_sw
Your gift keeps on giving (с)
Я сначала не понял, оно было слишком закрученным, но концовка....
А откуда ты знаешь, что я люблю испанский?))

2009-07-12 в 01:37 

Фертария
Форму в бою не меняют
Так как мы это курили до игры в больших количествах, более того, марали бумагу собственными сомнительными произведениями, большого эффекта не произвело.
Тельво

2009-07-12 в 01:38 

Earin
"Как-то мы с братаном шли ночью через лес. Луна была похожа на бифштекс." (с)
Оно было хорошо.
Правда, учитывая, что я всю игру штырился по брату а не по себе, меня вот сейчас его проняло.
А из своего я сделал кораблик и предложил Морьо его сжечь ) Ну в смысле, но породило многаидей :)

2009-07-12 в 09:00 

"Просто мы на крыльях носим то, что носят на руках."
Sky_sw а ты собиралась когда-то нам читать стиш на одном из испанских диалектов... вот я и предположил...

2009-07-12 в 10:17 

Sky_sw
Your gift keeps on giving (с)
Sunwind
На каталонском, и это не диаклект, а другой язык, оч красивый )

2009-07-12 в 11:17 

"Просто мы на крыльях носим то, что носят на руках."
А. понятно :)

2009-07-12 в 13:56 

Marven
Душа страшней меча. (c)
Earin, да блин, ты меня чуть не вынес с этим корабликом... Я стою и понимаю, что батька его вотпрямщас бы сжег, причем не со зла, а просто на рефлексах. А что мне самому с ним сделать - совершенно непонятно...

2009-07-12 в 16:24 

Luar Soll
Клуб не очень Знаменитых Лейтенантов в отдельно взятой голове // Корабельный кот Телерийского Десанта
может быть именно от этого - "а стены из тумана - ерунда, вот плохо, что неба не видно" и "самый счастливый день - за день до смерти. когда наконец дошли". но не уверен, может, и сами по себе. да, из своего я тоже попытался сделать кораблик, но не получилось.

2009-07-22 в 04:34 

Капитан Нелогичность
Большое спасибо за стихи, atarinya. Потому что ровно до этого (если мне не изменяет память), мы с Арьо говорили о том, что давно не видели отца, и тут - оно. Воспринялось исключительно как "письмо" (если в Мандосе ходя письма) от Нолофинвэ. О Хитлуме, которого _больше_нет_
Я стоял с листком в руках и почти что плакал. Это был один из самых крышесносных моментов. Стихотворение невероятно символичное.
И еще. Я положил его на музыку.

   

"Сегодня не будет смерти"

главная